Главная страница

Викторина «Литературная яблоня»



Скачать 227.78 Kb.
НазваниеВикторина «Литературная яблоня»
Дата29.02.2016
Размер227.78 Kb.
ТипВикторина

Виртуальный музей И.А.Бунина.

Оборудование

  • Афиша

  • Декорации для 4 залов

  • Экспонаты музея

  • Костюмы героев

  • Мультимедиа

  • Экран

  • Жетоны в виде яблока для участников

  • Викторина «Литературная яблоня»

  • Музыкальное сопровождение


Директор .

Дорогие друзья! Двери нашего виртуального музея И.Бунина открыты. М ы приглашаем вас в прекрасный мир бунинской поэзии и прозы. Вы посетите залы нашего музея: зал «4 настроения», «Темные аллеи», погуляете по залу «Антоновских яблок», побываете в парижском кабинете писателя.

Чтец.

«Медальон» И.Северянин.

В его стихах-веселая капель,

Откосы гор, блестящие слюдою,

И спетая березой молодою

Песнь солнышку. И вешних вод купель.

Прозрачен стих, как северный апрель,

То он бежит проточною водою,

То теплится студеною звездою,

В нем есть какой-то бодрый хмель.

Уют усадеб в пору листопада.

Благая одиночества отрада.

Ружье. Собака. Серая Ока.

Душа и воздух скованы в кристалле.

Камин .Вино. Перо из мягкой стали.

По отчужденной женщине тоска.
Ведущий от имени И.Бунина.

В майские дни 1887 года я, 17-летний юноща ,шел из почтового отделения в Озерках Орловской губернии, рвал в лесу росистые ландыши и перечитывал стихотворение, напечатанное в журнале «Родина»:

Грустно видеть, как много страданья,

И тоски, и нужды на Руси…

Это было первое мое опубликованное стихотворение.

Я происхожу из старинного, но обедневшего дворянского рода, давшего России немало видных деятелей, особенно известны 2 поэта: В.Жуковский и Анна Бунина.

Моя семья жила в Озерках. Тут, в глубочайшей полевой тишине, летом среди хлебов, а зимой среди сугробов прошло все мое детство, полное поэзии печальной и воеобразной…(Музыка)

Листья падают в саду...

В этот старый сад, бывало,

Ранним утром я уйду

И блуждаю где попало.

Листья кружатся, шуршат,

Ветер с шумом налетает -

И гудит, волнуясь, сад

И угрюмо замирает.

Но в душе — все веселей!

Я люблю, я молод, молод:

Что мне этот шум аллей

И весенний мрак и холод?
Зал «Четыре настроения»

( Декорация листопада)

Экскурсовод

Глубинная суть отношения поэта к природе выражена в знаменитом четверостишии:

Нет, не пейзаж влечет меня,

Не краски жадный взор подметит,

А то, что в этих красках светит:

Любовь и радость бытия.

Проза и поэзия И. А. Бунина представляет собой единый текст: «Свои стихи я не отграничиваю от своей прозы. И здесь, и там одна и та же ритмика… - дело только в той или иной силе напряжения ее».

«Молодой месяц, чистый, без паутины, играл все выше и ярче в грудах облаков, дымчато-белых, величаво загромождавших небо, и когда выходил из-за них своей белой половиной, похожей на человеческое лицо в профиль, яркое и мертвенно-бледное, все озарялось, заливалось фосфорическим светом…Как волшебно блестят вдали березы! Нет ничего страннее и прекраснее внутренности леса в лунную ночь и этого белого шелкового блеска березовых стволов в его глубине» ( «Натали»).

Высоко поднялся и белеет

Полумесяц в бледных небесах.

Сумрак ночи прячется в лесах.

Из долин зеленых утром веет…
Плыла меж небом и землею

Над морем тучка, наплыла

На край луны- и вдруг широко

Нас мягкой тенью обняла.

Далеко золотое поле

Покрылось матовым стеклом,

И ветер, шелестя травою,

Пахнул полуночным теплом…


  • И.А. Бунин – последний русский классик, последователь пушкинских традиций в литературе.

  • Тема бунинской прозы и поэзии – Россия, традиции, быт, природа и суть русского национального характера

  • В творчестве Ивана Алексеевича Бунина поэзия неразрывно связана с прозой, взаимодополняя и углубляя образы и темы творчества

  • Как поэзия, так и проза Бунина отличаются образностью, выразительным языком, живописностью, глубоким пониманием русской души


Виртуальный диалог А.С. Пушкина и И.А. Бунина

И. Бунин- неоднократный лауреат Пушкинской премии (1903, 1909, 1915), в1911награжден золотой медалью имени А. С. Пушкина.

С юности ему хотелось быть не кем-нибудь, а «вторым Пушкиным», он испытывал страстное желание «написать что-нибудь по-пушкински, что-нибудь прекрасное, свободное, стройное».

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный…

Поэма Бунина «Листопад» начинается блистательной вариацией на тему знаменитой пушкинской «Осени».

Но не могу забыть лишь одного -

Мне ревность сердце тихо, тихо гложет,

И «сердце вновь горит и любит оттого,

Что не любить оно не может».

В стихотворениях Бунина «Дикий лавр, и плющ, и роза», «Монастыри в предгориях глухих», «Помпея! Сколько раз я приходил», посвященных Италии, нет заимствований из лирики Пушкина. В Италию стремился Пушкин, но побывал там Бунин, и он попытался по–пушкински светло и радостно рассказать о красоте древней Авзонии.

«Чувство родства Пушкину с особой отчетливостью проступает в стихотворении Бунина «Игроки» , которое является, с точки зрения исследователя, эпилогом « Евгения Онегина»:

Задумчивая женщина прижала

Платок к губам, у мерзлого окна

Сидит она и спокойна и бледна,

Взор устремив на тусклый сумрак зала

На одного из штатских игроков,

И чувствует он тьму ее зрачков …

…и видит в этой фигуре, уединившейся у окна, образ пушкинской Татьяны, ведь «задумчивость ее подруга от самых колыбельных дней», и очень часто в романе «у окна сидит она».

Диалог писателей
Б.-Здравствуйте, Александр Сергеевич!

-Здравствуйте, мой далекий брат по литературному цеху, Иван Алексеевич!

Б-А.С ,а вы знали моего дальнего родственника и даже боготворили его.

-Кто же это?

Б-Это Василий Андреевич Жуковский.

-Да, это мой учитель, по молодости я ему тоже подражал:

Моя Татьяна похожа на его знаменитую Светлану.

Б-А.С., прочтите это.( Подает листок)

-Я смотрю, почерк знакомый, как мой!

Б-Да, в юности я даже подражал в этом, писал, как вы, только не гусиным пером.

Пушкин читает:

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Веселой, пестрою стеной

Стоит над светлою поляной.

Бунин читает:

Унылая пора, очей очарованье,

Приятна мне твоя прощальная краса,

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и золото одетые леса.

Б- Я очень люблю осень. И понимаю, почему Вы ее тоже любили!.(Далее читает)

Но не могу забыть лишь одного -

Мне ревность сердце тихо, тихо гложет,

И «сердце вновь горит и любит оттого,

Что не любить оно не может».

-Я написал эти строки под впечатлением Ваших!

Пушкин читает:

И сердце вновь горит и любит оттого,

Что не любить оно не может…

Б- А.С., вы так мечтали поехать в Европу, посетить Италию, я вашу мечту осуществил, написал произведения о красоте древней Авзонии, рассказал светло и радостно, так, как это сделали бы Вы!

- Спасибо, друг мой, что Вы все традиции литературы 19 века продолжили,

Б-Конечно, как же мне не быть продолжателем традиций, если Ваше время в поэзии названо Золотым веком.

-Кто бы подумал? А ведь меня многие критики не жаловали, не видели никакого новаторства в моем романе «Е.Онегин».

Б- Литературные премии назывались Пушкинскими, первую я и получил за сборник стихотворений «Листопад».

-Друг мой, ну а прозу вы пишете?

Б-Да, и в этом я похож на вас, у меня есть и произведения малой формы-рассказы и роман «Жизнь Арсеньева».

В.Жуковский назвал Вас «солнцем русской поэзии», поэзия ваша жизнеутверждающа, даже печаль ваша светла, это мне очень близко.

Весело жить

И весело думать о небе,

О солнце, о зреющем хлебе.

И счастьем простым дорожить.

-Я думаю, что в пору своей творческой зрелости вы найдете свой стиль, особое, бунинское видение мира, я вам этого желаю!

Б-Спасибо, Александр Сергеевич, все, что есть в нашей литературе, все от вас!
Времена года в творчестве И.Бунина, И.Левитана, П. Чайковского.
“Пусть будет чутким слух, пытливым ум, богатым воображение! Пусть откроются для нас секреты великого Храма Искусства!”
Следует отметить, что соединение трёх великих имён не случайно. Пётр Ильич Чайковский, Исаак Ильич Левитан, Иван Алексеевич Бунин – художники разных поколений. Но их объединяет характерное для второй половины XIX века обращение художественного сознания к идеальным началам бытия, которое критики назвали “великим походом” “в поисках истинной красоты переживаний и состояний, единящих человека с природой”. Именно “созерцание природы в пейзажах и явлениях, искание внутреннего смысла... в дереве, цветке” помогают увидеть в жизни “светлую поэзию”. Такой взгляд на природу, умение в музыкальных, живописных и словесных картинах выразить всё многообразие мира, всё богатство переживаний в сочетании с правдивостью изображения, простотой и доступностью объединяет Чайковского, Левитана и Бунина. К тому же известно, что Левитан очень любил музыку и часто работал под звуки произведений Петра Ильича. Полотна художника часто сопоставляют с музыкой великого русского композитора, находя в них тихую, плавную песенность, тяготение к “лирическому раскрытию длящегося как песня состояния природы в русских вёснах и осенях”. В свою очередь, М.Волошин писал, что стихотворения И.А. Бунина очень близки “тонкому и золотистому, чисто левитановскому письму”. Таким образом, вслед за критиками мы попытаемся найти и представить тот образ русской природы, который запечатлели эти художники, используя средства разных видов искусства.

Краткая биографическая справка поможет поближе познакомиться с этими великими созидателями Храма Искусства и понять истоки их непостижимой привязанности к русской природе.

1. Пётр Ильич Чайковский родился в 1840 году в городе Воткинске. В мальчике очень рано проявились необычайный слух и музыкальная память. Пяти лет он уже верно подбирал пьесы, с которыми его знакомили, и обнаруживал непреодолимую тягу к музыке. В 1865 году он окончил Петербургскую консерваторию. Годы упорного труда, вера в свой талант помогли Чайковскому стать известнейшим композитором. Музыкальный цикл “Времена года”, написанный в 1876 году, стал настоящим шедевром мировой музыки. Пьесы цикла – это русские пейзажи в разное время года. Лирическая музыка выражает жизнь природы, которая тесно связана с жизнью людей. Поистине непостижимое влияние на композитора имела таинственная прелесть природы. В одном из писем он восклицает: “Отчего простой русский пейзаж, отчего прогулка летом в России, в деревне, по полям, по лесу, вечером в степи, бывало, приводили меня в такое состояние, что я ложился на землю в каком-то изнеможении от наплыва любви к природе, тех неизъяснимо сладких и опьяняющих впечатлений, которые навевали на меня лес, степь, речка, деревня вдали, скромная церквушка, словом, всё, что составляло убогий русский родимый пейзаж. Отчего всё это?”

2. Подобный душевный отклик вызывали русские дали и у И.Левитана. Исаак Ильич Левитан родился в 1860 году на западной окраине России, но через несколько месяцев семья переехала в Москву, поэтому художник по праву был назван А.М. Васнецовым “продуктом Москвы”, продолжателем традиций высокой культуры, которыми полна российская столица. В 12 лет Левитан поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Родственники художника вспоминали, что с ранних лет он любил бродить по полям и лесам, подолгу созерцать “какой-нибудь закат”, а когда наступала весна, “совершенно преображался и суетился, волновался, его тянуло за город”. Уезжая из России, он вскоре начинал тосковать по страстно любимой им русской природе. Так, весной 1894 года он писал А.М. Васнецову из Ниццы: “Воображаю, какая прелесть теперь у нас на Руси – реки разлились, оживает всё. Нет лучше страны, чем Россия... Только в России может быть настоящий пейзажист”.

3. Не менее трепетно относился к русской природе и Иван Алексеевич Бунин. Он родился в 1870 году в городе Воронеже, однако детство поэта прошло в родовом поместье Бутырки, которое находилось в Орловской губернии. Именно здесь, в этой российской глубинке, зародилась в душе будущего нобелевского лауреата страстная любовь к русской природе. Об этой привязанности А.А. Блок говорил: “Так знать и любить природу, как умеет Бунин, – мало кто умеет. Благодаря этой любви поэт смотрит зорко и далеко, и красочные и слуховые его впечатления богаты”. Это чувство невероятного единения с родной землёй выразилось в стихотворении 16-летнего Бунина:
Ты раскрой мне, природа, объятья,

Чтоб я слился с красою твоей!
Но не суждено было поэту жить в России. В страшные для страны годы гражданской войны он уехал и до конца своих дней жил во Франции. Оттого особенно проникновенны и пронзительны его строки о родной природе.
Давайте окунёмся в музыку слов, звуков и красок и откроем для себя “сочетание прекрасного и вечного” в обыденной жизни, проникнемся “любовью и радостью бытия”, станем сопричастны достижениям великой русской культуры.
Звучит “Осенняя песня” Чайковского из цикла “Времена года”. Ученики читают стихотворения об осени.
Это не только сожаление об увядающей природе, но и осенняя песня в жизни человека. Певучесть мелодии пьесы напоминает протяжную русскую народную песню. Интонации мелодии похожи на вздохи, отражающие душевную боль и безысходную печаль.

Выходит девушка-осень

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Веселой, пестрою стеной

Стоит над светлою поляной.
Березы желтою резьбой

Блестят в лазури голубой,

Как вышки, елочки темнеют,

А между кленами синеют

То там, то здесь в листве сквозной

Просветы в небо, что оконца.

Лес пахнет дубом и сосной,

За лето высох он от солнца,

И Осень тихою вдовой

Вступает в пестрый терем свой.

Сегодня на пустой поляне,

Среди широкого двора,

Воздушной паутины ткани

Блестят, как сеть из серебра.

Чтец.

Первый утренник, серебряный мороз!

Тишина и звонкий холод на заре.

Свежим глянцем зеленеет след колес

На серебряном просторе, на дворе.

Я в холодный обнаженный сад пойду –

Весь рассеян по земле его наряд.

Бирюзой сияет небо, а в саду

Красным пламенем настурции горят.

Первый утренник - предвестник зимних дней.

Но сияет небо ярче с высоты;

Сердце стало и трезвей и холодней,

Но как пламя рдеют поздние цветы.

– Какие общие черты вы заметили у музыкального, поэтического и живописного образа русской осени? (Как правило, ребята выбирают репродукцию с картины Левитана “Золотая осень”, поэтому, отвечая на этот вопрос, учащиеся используют именно это полотно.)

Таким образом, композитор услышал трепетную тишину осеннего леса, увидели щедрую осеннюю позолоту на всём, чего коснулось лёгкое и прозрачное дыхание “вдовы”, но и почувствовали светлую грусть и умиротворение.
Девушка -зима.

Прости же, лес! Прости, прощай,

День будет ласковый, хороший,

И скоро мягкою порошей

Засеребрится мертвый край.

Как будут странны в этот белый,

Пустынный и холодный день

И бор, и терем опустелый,

И крыши тихих деревень,

И небеса, и без границы

В них уходящие поля!

Как будут рады соболя,

И горностаи, и куницы,

Резвясь и греясь на бегу

В сугробах мягких на лугу!

А там, как буйный пляс шамана,

Ворвутся в голую тайгу

Ветры из тундры, с океана,

Гудя в крутящемся снегу

И завывая в поле зверем.

Они разрушат старый терем,

Оставят колья и потом

На этом остове пустом

Повесят инеи сквозные,

И будут в небе голубом

Сиять чертоги ледяные

И хрусталем и серебром.

А в ночь, меж белых их разводов,

Взойдут огни небесных сводов,

Заблещет звездный щит Стожар -

В тот час, когда среди молчанья

Морозный светится пожар,

Расцвет полярного сиянья.

Чтец.

На окне, серебряном от инея,

За ночь хризантемы расцвели.

В верхних стеклах - небо ярко-синее

И застреха в снеговой пыли.

Всходит солнце, бодрое от холода,

Золотится отблеском окно.

Утро тихо, радостно и молодо.

Белым снегом все запушено.

И все утро яркие и чистые

Буду видеть краски в вышине,

И до полдня будут серебристые

Хризантемы на моем окне.

Вслед за неповторимой русской осенью наступает непредсказуемая, вьюжная зима, которую представил в музыкальной пьесе “У камелька” П.И. Чайковский. Сменяющие друг друга музыкальные образы этой мелодии отражают переменчивость русской зимы: от ясного морозного дня до буйствующей метели. Нежные, мягкие звуки, противопоставленные тревожным, резким и энергичным, помогают представить ощущения человека, сидящего в кругу близких и дорогих людей у камелька и слушающего, как за окном воет и беснуется пурга.

Подобным настроением проникнуто и стихотворение И.А. Бунина “Сумерки».

– Как перекликаются интонации стихотворения, музыкальной пьесы и картины Левитана “Зимой в лесу”?

Вместе с поэтом, композитором и художником ребята ощутили таинственность и прелесть долгих зимних вечеров, услышали мелодии зимней метели и потрескивание дров в печи, оценили стыдливую сдержанность красок в скромном зимнем пейзаже.

Девушка - Весна.

В деревне капали капели,

Был тёплый солнечный апрель.

Блестели вывески и стёкла,

И празднично белел отель.

А над деревней, над горами,

Раскрыты были небеса,

И по горам, к вершинам белым,

Шли темно-синие леса.

И от вершин, как мрамор чистых,

От изумрудных ледников

И от небес зеленоватых

Тянуло свежестью снегов.

И я ушел к зиме, на север.

И целый день бродил в лесах,

Душой теряясь в необъятных

Зеленоватых небесах.

И, радуясь, душа стремилась

Решить одно: зачем живу?

Зачем хочу сказать кому-то,

Что тянет в эту синеву,

Что прелесть этих чистых красок

Словами выразить нет сил,

Что только небо – только радость

Я целый век в душе носил?

Чтец.

Перед закатом набежало

Над лесом облако - и вдруг

На взгорье радуга упала,

И засверкало все вокруг.

Стеклянный, редкий и ядреный,

С веселым шорохом спеша,

Промчался дождь, и лес зеленый

Затих, прохладою дыша.

Вот день! Уж это не впервые:

Прольется - и уйдет из глаз...

Как эти ливни золотые,

Пугая, радовали нас!

Едва лишь добежим до чащи –

Все стихнет... О, росистый куст!

О, взор, счастливый и блестящий,

И холодок покорных уст!

Чтец.

Шире грудь распахнулась для принятия

Чувств весенних — минутных гостей!

Ты раскрой мне, природа, объятия,

Чтобы слиться с красою твоей!

Ты, высокое небо, далекое,

Беспредельный простор голубой!

Ты, зеленое поле, широкое!

Только к вам я стремлюся душой
После продолжительной, почти полугодовой, русской зимы незаметно подкрадывается весна. Музыкальная пьеса Чайковского “Подснежник” наполнена светлым лирическим чувством. Композитор передаёт волнующе радостное, трепетное настроение, устремлённое навстречу солнцу, надеждам, счастью, упоение расцветающей природой. Добавим, что приход весны всегда вызывал в композиторе необычайное воодушевление и подъём духа, о чём свидетельствуют его воспоминания: “...Какое волшебство наша весна своею внезапностью, своей роскошной силой! Как я люблю, когда по улицам потекут потоки тающего снега и в воздухе почувствуется что-то живительное и бодрящее! С какою любовью приветствуешь зелёную травку! Как радуешься прилёту грачей и за ними жаворонков и других заморских лётных гостей!”

Созвучно такому восприятию весны стихотворение И.А. Бунина “Бушует полая вода...”, другие стихи.

– Как перекликаются настроения стихотворения, музыкальной пьесы и картины Левитана “Весна – большая вода”?

Радость пробуждения природы, пронизывающая произведения великих мастеров.

Девушка - Лето

Тропинкой темною лесною,

Где колокольчики цветут,

Под тенью легкой и сквозною

Меня кустарники ведут.

Здесь полусвет и запах пряный

Сухой листвы, а вдалеке
Лес расступается поляной

К долине мирной и реке.

Садится солнце, даль синеет,

Кукушка стонет, а река

Уже от запада алеет

И отражает облака.

Вокруг меня деревья стройно

Уходят к ясной вышине,

И сердце радостью спокойной

Полно в вечерней тишине.

Пора и горе, и ненастье,

И зиму темную забыть, —

Одно есть только в мире счастье

Весь божий свет душой люб.

Но вот и долгожданное лето. Его скромное очарование отразилось в музыкальной пьесе Чайковского “Баркарола”. лиричность светлой и трогательной мелодии, которая звучит мягко, блаженно и безмятежно. Поэтичность созданного музыкального образа очень близка образному строю стихотворения И.А. Бунина “Ночные цикады”, др.

Необычность сравнения – в соединении несоединимого. Душа – это область неземного, неосязаемого, а колос – предмет материального мира. Сам факт возникновения такого сравнения говорит о том, что всё в этом мире гармонично, взаимосвязано, исполнено величия. Природа вечна, а человек смертен. Лишь его душа незримыми, неосязаемыми нитями связана с вечностью, с прошлым и будущим.

Мотив вечности и величия природы обнаруживается в живописных образах картины Левитана “Над вечным покоем» подчёркивая плавные и спокойные переходы от света к тени, сдержанную палитру красок и безмятежную покорность неумолимому течению времени.

Познакомившись с прекрасными стихами Бунина, послушав чарующую музыку Чайковского, задумавшись над пейзажами Левитана, может быть, впервые в своей жизни осознали, как необъяснимо гармонично сочетается в мире обыденное и прекрасное, как в предельной простоте звука, цвета и слова можно отразить непостижимое величие природы. Но не каждый умеет воспринимать красоту мира. Вслед за Буниным надо услышать напряжённый зов земли, наполнить свою жизнь счастьем и радостью бытия. Поспешим “любить, творить, пьянить себя мечтой”!
Зал «Темные аллеи»

Он и Она.

«Всякая любовь- великое счастье, даже если она не разделена.»

Любовь- роковая сила, что сродни первозданной природной стихии, которая, одарив человека ослепительным счастьем, затем наносит ему жестокий, нередко смертельный удар.

Мгновения любви- это вершина жизни героев бунинских произведений, когда они познают высшую ценность бытия.
Инсценирование рассказа«Холодная осень».
Он . В июне того года я гостил в имении своей невесты. Пятнадцатого июня убили в Сараеве Фердинанда. Утром шестнадцатого привезли с почты газеты. Отец вышел из кабинета с московской вечерней газетой в руках в столовую, где он, мама и я еще сидели за чайным столом, и сказал:

- Ну, друзья мои, война! В Сараеве убит австрийский кронпринц. Это война!

На Петров день съехалось много народу, - были именины отца, - и за обедом я был объявлен женихом. Но девятнадцатого июля Германия объявила России войну...

В сентябре я приехал всего на сутки - проститься перед отъездом на фронт (все тогда думали, что война кончится скоро, и свадьба наша была отложена до весны). И вот настал наш прощальный вечер. После ужина подали, по обыкновению, самовар, и, посмотрев на запотевшие от его пара окна, отец сказал:

- Удивительно ранняя и холодная осень!

Она. Мы в тот вечер сидели тихо, лишь изредка обменивались незначительными словами, преувеличенно спокойными, скрывая свои тайные мысли и чувства. Я подошла к балконной двери и протерла стекло платком: в саду, на черном небе, ярко и остро сверкали чистые ледяные звезды.

- Хочешь пройдемся немного?

На душе у меня делалось все тяжелее, я безразлично отозвалась:

- Хорошо...

Одеваясь в прихожей, он продолжал что-то думать, с милой усмешкой вспомнил стихи Фета:

Какая холодная осень!

Надень свою шаль и капот...
- Капота нет, - сказала я. - А как дальше?

- Не помню. Кажется, так:

Смотри - меж чернеющих сосен

Как будто пожар восстает...

- Какой пожар?

- Восход луны, конечно. Есть какая-то деревенская осенняя прелесть в этих стихах. "Надень свою шаль и капот..." Времена наших дедушек и бабушек... Ах, Боже мой, Боже мой!

- Что ты?

- Ничего, милый друг. Все-таки грустно. Грустно и хорошо.

Одевшись, мы прошли через столовую на балкон, сошли в сад. Сперва было так темно, что я держалась за его рукав. Потом стали обозначаться в светлеющем небе черные сучья, осыпанные минерально блестящими звездами. Он, приостановясь, обернулся к дому:

- Посмотри, как совсем особенно, по-осеннему светят окна дома. Буду жив, вечно буду помнить этот вечер...

- Как блестят глаза, - сказал он. - Тебе не холодно? Воздух совсем зимний. Если меня убьют, ты все-таки не сразу забудешь меня?

Я подумала: "А вдруг правда убьют? и неужели я все-таки забуду его в какой-то срок - ведь все в конце концов забывается?" И поспешно ответила, испугавшись своей мысли:

- Не говори так! Я не переживу твоей смерти!

Он, помолчав, медленно выговорил:

- Ну что ж, если убьют, я буду ждать тебя там. Ты поживи, порадуйся на свете, потом приходи ко мне.

Я горько заплакала...

Утром он уехал. Мама надела ему на шею тот роковой мешочек, что зашивала вечером, - в нем был золотой образок, который носили на войне ее отец и дед, - и мы все перекрестили его с каким-то порывистым отчаянием Постояв, вошли в опустевший дом. Я пошла по комнатам, заложив руки за спину, не зная, что теперь делать с собой и зарыдать ли мне или запеть во весь голос...

Убили его - какое странное слово! - через месяц, в Галиции. И вот прошло с тех пор целых тридцать лет. И многое, многое пережито было за эти годы, кажущиеся такими долгими, когда внимательно думаешь о них, перебираешь в памяти все то волшебное, непонятное, непостижимое ни умом, ни сердцем, что называется прошлым. Весной восемнадцатого года, когда ни отца, ни матери уже не было в живых, я жила в Москве, в подвале у торговки на Смоленском рынке Я тоже занималась торговлей, продавала, как многие продавали тогда, солдатам в папахах и расстегнутых шинелях кое-что из оставшегося у меня, - то какое-нибудь колечко, то крестик, то меховой воротник, побитый молью, и вот тут, торгуя на углу Арбата и рынка, встретила человека редкой, прекрасной души, пожилого военного в отставке, за которого вскоре вышла замуж и с которым уехала в апреле в Екатеринодар. - и пробыли на Дону и на Кубани больше двух лет. Зимой, в ураган, отплыли с несметной толпой прочих беженцев из Новороссийска в Турцию, и на пути, в море, муж мой умер в тифу. Близких у меня осталось после того на всем свете только трое: племянник мужа, его молоденькая жена и их девочка А я еще долго жила в Константинополе, зарабатывая на себя и на девочку очень тяжелым черным трудом. Потом, как многие, где только не скиталась я с ней! Болгария, Сербия, Чехия, Бельгия, Париж, Ницца... Девочка давно выросла, осталась в Париже, стала совсем француженкой, очень миленькой и совершенно равнодушной ко мне, служила в шоколадном магазине возле Мадлэн, холеными ручками с серебряными ноготками завертывала коробки в атласную бумагу и завязывала их золотыми шнурочками; а я жила и все еще живу в Ницце чем Бог пошлет

Так и пережила я его смерть, опрометчиво сказав когда-то, что я не переживу ее. Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни, - остальное ненужный сон. И я верю, горячо верю: где-то там он ждет меня - с той же любовью и молодостью, как в тот вечер. "Ты поживи, порадуйся на свете, потом приходи ко мне..." Я пожила, порадовалась, теперь уже скоро приду.

3 мая 1944
Чтец.

По вечерней заре засинели, темнеют равнины...

Далеко, далеко в тишине

Колокольчик поет, замирая...

Мне грустней и больнее вдвойне.

Вот уж звук его плачет чуть слышно;

Вот и пыль над простором немым,

По широкой пустынной дороге,

Опускаясь, темнеет, как дым...

Но душа еще ждет и тоскует...

О, зачем ты и ночью и днем

Вспоминаешься мне так призывно?

Отчего ты везде и во всем?

Вслед заре, уходящей к закату,

Умирающим звукам вослед

Посылаю тебе мою душу —

Мой печальный и нежный привет!

Чтец.

Тихой ночью поздний месяц вышел

Из-за черных лип.

Дверь балкона скрипнула, - я слышал

Этот легкий скрип.

В глупой ссоре мы одни не спали,

А для нас, для нас

В темноте аллей цветы дышали

В этот сладкий час.

Нам тогда - тебе шестнадцать было,

Мне семнадцать лет,

Но ты помнишь, как ты отворила

Дверь на лунный свет?

Ты к губам платочек прижимала,

Смокшийся от слез,

Ты, рыдая и дрожа, роняла

Шпильки из волос,

У меня от нежности и боли

Разрывалась грудь...

Если б, друг мой, было в нашей воле

Эту ночь вернуть!

Чтец.

И не забыть мне этой ночи звездной,

Когда весь мир любил я для одной!

Пусть я живу мечтою бесполезной,

Туманной и обманчивой мечтой, —

Ищу я в этом мире сочетанья

Прекрасного и тайного, как сон.

Люблю ее за счастие слиянья

В одной любви с любовью всех времен!

Чтец.

Печаль ресниц, сияющих и черных,

Алмазы слез, обильных, непокорных,

И вновь огонь небесных глаз,

Счастливых, радостных, смиренных,-

Все помню я... Но нет уж в мире нас,

Когда-то юных и блаженных!

Откуда же являешься ты мне?

Зачем же воскресаешь ты во сне,

Несрочной прелестью сияя,

И дивно повторяется восторг,

Та встреча, краткая, земная,

Что Бог нам дал и тотчас вновь расторг?

Чтец.

Ночью, в темном саду, постоял вдалеке,

Посмотрел в мезонин освещенный:

Вот ушла… вот вернулась – уже налегке

И с косой на плече, заплетенной.

«Вспомни прежнее! Вспомни, как тут…»

Не спеша, лишь собой занятая,

Потушила огонь… И поют,

И поют соловьи, изнывая.

Темен дом, полночь в тихом саду.

Помолись под небесною бездной,

На заветную глядя звезду

В белой россыпи звездной.
Зал «антоновских яблок»

Экскурсовод.

И.А.Бунин прожил за границей 34 года, вдали от Родины. Но связь с Отчизной никогда не порывалась. «Все корни мои, ушедшие в русскую почву, до малейшего корешка чувствую, чувствую в себе всех своих предков».

Россия, ее природа, жизнь людей с их праздниками и буднями, стремлениями и надеждами отразилась во многих произведениях.

Родные степи. Бедные селенья-

Моя отчизна: я вернулся к ней,

Усталый от скитаний одиноких,

И понял красоту в ее печали

И счастие-в печальной красоте.

Но Россия открывалась Бунину не только в убогих селениях, заброшенности, он видел ее в многоцветье весенних степей, алом вечернем небе, сквозных осенних чащах. Вместе с поэтом мы бродим по саду старой помещичьей усадьбы…

«На ранней заре, когда еще кричат петухи и по-черному дымятся избы, распахнешь, бывало, окно в прохладный сад, наполненный лиловатым туманом, сквозь который ярко блестит кое-где утреннее солнце, и не утерпишь — велишь поскорее заседлывать лошадь, а сам побежишь умываться на пруд. Мелкая листва почти вся облетела с прибрежных лозин, и сучья сквозят на бирюзовом небе”.

С детства нам врезается в память что-нибудь такое, что потом всю жизнь остается образом родины. Так и Бунин передал это знакомое чувство в рассказе «Антоновские яблоки». Яблоневый сад, хруст ядреной антоновки-это ощущение Родины, России.

Описание родной природы занимает особое место в творчестве И. А. Бунина. Его детство прошло среди орловских лесов и полей, и красота русского края — то яркая, броская, то скромная и печальная — навсегда покорила сердце писателя.

Рассказ “Антоновские яблоки” — одно из самых лирических и поэтических произведений Бунина. Его можно назвать стихотворением в прозе. Достаточно прочесть несколько строк, чтобы проникнуться очарованием ранней осени, ощутить всю прелесть краткой, но чудесной поры бабьего лета: “Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег”.

Россия предстает у Бунина в прелести прохладных дней, покое полей, звенящих далей и широких просторов. “Местность ровная, видно далеко. Небо легкое и такое просторное и глубокое... Вокруг раскидываются широкими косяками свежие, пышно-зеленые озими... А в ясную даль убегают четко видные телеграфные столбы, и проволоки их, как серебряные струны, скользят по склону ясного неба”.

Писатель обладал удивительным и редким чутьем на краски, тонко чувствовал все оттенки цветовой гаммы. “Краска рождает запах, свет — краску, а звук восстанавливает ряд удивительно точных картин”, — писал К. Г. Паустовский. Читая “Антоновские яблоки”, убеждаешься в том, насколько верно отмечена эта особенность бунинской прозы. Словно сам ощущаешь запах яблок, ржаной соломы, душистый дым костра, видишь багровое пламя, пылающее у шалаша, гигантские тени, движущиеся по земле.
Парижский кабинет писателя.
В январе 1920 Бунин навсегда покидает Россию и поселяется в Париже, проводя ежегодно лето на юге Франции в городе Грассе.

Томительная боль разлуки с Родиной и упрямое нежелание смириться с неизбежностью этой разлуки парадоксальным образом приводят к расцвету творчества Бунина периода эмиграции. Его мастерство достигает предельной филигранности. Почти все произведения этих лет – о былой России. Вместо вязкого ностальгического елея и «ресторанных» стонов о «Москве златоглавой» со «звонами колоколов» – иное ощущение мира. В нем трагичности бытия человека и его обреченности может противостать лишь неуничтожимый опыт личной памяти, русских образов и русского языка. В эмиграции Буниным написано десять новых книг прозы, в том числе» Роза Иерихон» (1924), «Солнечный удар» (1927),» Божье древо» (1931), повесть «Митина любовь «(1925). В 1943 (полное издание – 1946) писатель издает вершинную книгу своей малой прозы, сборник рассказов «Темные аллеи» . «Все рассказы этой книги только о любви, о ее „темных" и чаще всего очень мрачных и жестоких аллеях», – сказал Бунин в одном из писем Н.А.Тэффи .

В 1933 Бунин стал первым русским лауреатом Нобелевской премии по литературе – «за правдивый артистический талант, с которым он воссоздал в прозе типичный русский характер».

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной…
Срок настанет – господь сына блудного спросит:
«Был ли счастлив ты в жизни земной?»
И забуду я все – вспомню только вот эти
Полевые цветы меж колосьев и трав –
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленям припав.
1918 год


Конкурсы для зрителей.

Интервьюирование писателя.

Какие вопросы вы бы задали И. Бунину?

Отвечают на них все желающие.
«Литературная яблоня.»

1.Какой поэт-романтик 19 века- родственник Бунина?

2.В отрочестве хотел стать вторым…. и ….(фамилии двух русских поэтов)?

3.Какой литературной премии был удостоен в начале творческого пути, какой-в конце?

4.Кого из писателей Бунин сравнивал с Христом и Буддой в трактате?

5.В какой сборник объединены 38 рассказов о любви?

6.О ком (впоследствии англоязычном русском писателе) Бунин отозвался:

«Это мальчишка выхватил пистолет и одним выстрелом уложил всех стариков, в т.ч. и меня?»

Ответы

1. В.А.Жуковский

2.Пушкиным и Лермонтовым

3.Пушкинской (трижды), Нобелевской в 1933году.

4.Толстого в трактате «Освобождение Толстого».

5.»Темные аллеи»

6. В.Набоков ( «Защита Лужина», «Машенька»,

«Лолита»).