Главная страница

Возвышенная и Земная



Скачать 64.49 Kb.
НазваниеВозвышенная и Земная
Дата18.04.2016
Размер64.49 Kb.
ТипКлассный час

Классный час

Возвышенная и Земная

(Ко Дню матери)

Священна мать у

всех народов.

И.Эренбург
Сердце матери – это бездна,

в глубине которой всегда

найдётся прощение.

О. Бальзак
Материнские руки – воплощение

нежности: детям хорошо

спится на этих руках.

В.Гюго

Звучит «Колыбельная» на слова М.Исаковского в исполнении Анны Герман.
- Ребята, что это за песня?

- Чем, какими чувствами наполнена «Колыбельная»? А какие чувства вложила Анна Герман в своё исполнение?

- Какие образы возникли в вашем воображении при прослушивании «Колыбельной»?
- Да, Мадонна, Мать, Женщина с ребёнком на руках. О них, о матерях, и пойдёт сегодня наш разговор.

На нас глядят два озера печали,

И в каждом по звезде отражено,

В эпоху Возрождения писали

Так лишь мадонн на фоне синей дали,

Земных или небесных – всё равно.
Вот почему известный лик мадонны,

Лик женщины с младенцем на руках,

Сияньем материнства озарённый,

Стал обликом не фрески иль иконы,

А вечности, земной презревшей прах!

Словами из стихотворения В.Рождественского мы и назовём наш классный час – «Возвышенная и Земная». Земная и небесная. Мать. Любовь Матери. Мать во все времена готова простить и отдать своему ребёнку всё, что у неё есть, даже самое ценное – жизнь (стихи читают подготовленные ученики):

Сердце

Д.Кедрин

Дивчину пытает казак у плетня:

- Я саблей добуду для крали своей

И светлых цехинов, и звонких рублей.

Дивчина в ответ, заплетая косу:

- Про то мне ворожка сказала в лесу.

Пророчит она: мне полюбится тот,

Кто матери сердце мне в дар принесёт.

Не надо цехинов, не надо рублей,

Дай сердце мне матери старой своей.

Я пепел его настою на хмелю,

Настоя напьюсь – и тебя полюблю!

Казак с того дня замолчал, захмурел,

Борща не хлебал, саламаты не ел.

Клинком разрубил он у матери грудь

И с ношей заветной отправился в путь.

В пути у него помутилось в глазах,

Входя на крылечко, споткнулся казак,

И матери сердце, упав на порог,

Спросило его: «Не ушибся, сынок?»
- Мир для человека начинается с тепла материнских рук. Красота Земли – это тоже мир. И далёкие горы, и стройные кроны деревьев, и солнце, не устающее уходить и вставать над нами… И мир в нашей душе. Люди должны беречь этот мир – мир, в котором мать со своим ребёнком.

Посмотрите на выставку репродукций. Перед вами икона «Богоматерь Владимирская» (12 век)

«Где закон – тут и обид много», - изрёк соборный священник Николай, взял образ Пречистой Божией Матери и пошёл по славному граду Владимиру, где уже третий день творилось великое беззаконие. Едва пошатнулась власть – убили свои же бояре и слуги великого князя Андрея Юрьевича по прозванию Боголюбского – и нашлись в округе и в самом Владимире такие, что считали себя в обиде от закона, а потому вправе брать чужое. И брали, да не тайно, а в самую явь – с топором и присвистом. И только когда беззаветный иерей Николай, надев ризы, пошёл по улицам с чтимым всеми образом Пречистой Девы, своенравие стало утихать.

Удивления и размышления достойно, что прославленными защитницами русской государственности стали иконы Богоматери: «Умиление» - тихая и сосредоточенная с младенцем Христом на руках и «Одигитрия» (Путеводительница) – богомладенец сложил пальцы правой руки в благословляющем жесте, а предчувствие его судьбы ещё сильнее в образе Матери.

Посмотрите на эти репродукции и подумайте при этом: а мог ли человек рукой, которой можно поранить, задавить или разрушить – создать подобное, написать на обычной доске и такое? Какой силы и духовной мощи он должен быть? И рвётся из груди возглас: да человек ли, право, это создал? Не отдать ли подобное высшим силам, которые, кажется, одни лишь только могут изредка давать человечеству Владимирскую Богоматерь, Мадонну Литту, Мадонну Темпи, Сикстинскую мадонну? (Репродукции этих картин на доске)

Читаем: Андрей Рублев, Феофан Грек, Леонардо да Винчи, Рафаэль Санти, Виктор Васнецов (дети могут сами назвать авторов). Да, это создано человеком. Человеком!

Ласково, нежно прижимает мать к себе ребёнка. Скорбно глядит мать, словно в будущее. Что она там видит? Что она видит в каждом, внутри каждого, тебя, этих, тех или будущих поколений? Как вы думаете?
- Назовите ту репродукцию картины, которая вам больше всего понравилась. Чем она вам понравилась, чем привлекла ваше внимание?
- Как вы думаете, почему художники разных времён неизменно обращались к образу матери?
- А теперь посмотрите на фотографии, где ваши мамы держат на руках вас. Подумайте о своих мамах. (Несколько минут проходит в молчании).
- Мы сейчас с вами зажжём свечу и будем передавать её друг другу. Но пока вы держите горящую свечу в руках, продолжите предложение: «Для меня мама …»

(Ребята передают свечу друг другу, а потом мы ставим её под репродукции).
- Снова вглядитесь в лица своих мам. А теперь закройте глаза, расслабьтесь и послушайте:

«Закрой глаза, прислушайся. Ты услышишь мамин голос. Он живёт в самом тебе, такой знакомый и родной. Его не спутаешь. Даже, когда станешь взрослым, всегда будешь помнить мамин голос, мамины глаза, руки. Ты ещё не умел говорить, а мама понимала тебя без слов. Она знала, что ты хочешь. Мама научила тебя ходить, говорить, мама прочитала тебе первую книжку. Мама всегда была рядом. Всё, что ты видел, всё, что тебя окружало, начиналось с мамы».
Через несколько минут ребята сами откроют глаза, и подготовленный ученик читает монолог Олега Кошевого из романа А.Фадеева «Молодая гвардия»:

«…Мама, мама! Я помню руки твои с того мгновения, как я стал сознавать себя на свете. За лето их всегда покрывал загар, он уже не отходил и зимой,- он был такой нежный, ровный, только чуть-чуть темнее на жилочках. А может быть, они были и грубее, руки твои, - ведь им выпало столько работы в жизни, - но они всегда казались мне такими нежными, и я так любил целовать их прямо в тёмные жилочки.

Да, с того самого мгновения, как я стал сознавать себя и до последней минуты, когда ты в изнеможении, тихо в последний раз положила мне голову на грудь, провожая в тяжёлый путь жизни, я всегда помню руки твои в работе. Я помню, как они сновали в мыльной пене, стирая мои простынки, когда эти простынки были ещё так малы, что походили на пелёнки, и помню, как ты в тулупчике, зимой, несла вёдра на коромысле, положив спереди на коромысло маленькую ручку в рукавичке, сама такая маленькая и пушистая, как рукавичка. Я вижу твои с чуть утолщёнными суставами пальцы на букваре, и я повторяю за тобой: «бе-а – ба, ба-ба»./…/

Я помню руки твои, несгибающиеся, красные, залубеневшие от студёной воды в проруби, где ты полоскала бельё, когда мы жили одни, - казалось, совсем одни на свете, - и помню, как незаметно могли руки твои вынуть занозу из пальца у сына и как они мгновенно продевали нитку в иголку, когда ты шила и пела – пела только для себя и для меня. Потому что нет ничего на свете, чего бы не сумели руки твои, что было бы им не под силу, чего бы они погнушались! \...\

Но больше всего, на веки вечные запомнил я, как нежно гладили они, руки твои, чуть шершавые и такие тёплые и прохладные, как они гладили мои волосы, и шею, и грудь, когда я в полусознании лежал в постели. И когда бы я ни открыл глаза, ты была всегда возле меня, и ночник горел в комнате, и ты глядела на меня своими запавшими очами, будто из тьмы, сама вся тихая и светлая, будто в ризах. Я целую чистые, святые руки твои!

Ты проводила на войну сыновей, - если не ты, так другая, такая же, как ты, - иных ты уже не дождёшься вовеки, а если эта чаша миновала тебя, так она не миновала другую, такую же, как ты. Но если и в дни войны у людей есть кусок хлеба и есть одежда на теле, и если стоят скирды на поле, и бегут по рельсам поезда, и вишни цветут в саду, и пламя бушует в домне, и чья-то незримая сила подымает воина с земли или с постели, когда он заболел или ранен, - всё это сделали руки матери моей – моей, и его, и его.

Оглянись же и ты, юноша, мой друг, оглянись, как я, и скажи, кого ты обижал в жизни больше, чем мать, - не от меня ли, не от тебя, не от него, не от наших ли неудач, ошибок и не от нашего ли горя седеют наши матери? А ведь придёт час, когда мучительным упрёком сердцу обернётся всё это у материнской могилы.

Мама, мама!.. Прости меня, потому что ты одна, только ты одна на свете можешь прощать, положи на голову руки, как в детстве, и прости…»
- Сегодня на нашем классном часе присутствуют мамы. Давайте стоя за всё хорошее и доброе поблагодарим их и отсутствующих мам аплодисментами, можете поцеловать своих мам и крепко обнять и тихонечко сказать им спасибо.
Можно на выставку поместить следующие репродукции:

  1. Феофан Грек. Богоматерь Донская.

  2. Андрей Рублёв. Богоматерь Владимирская.

  3. Икона «Мученицы Вера, Надежда, Любовь и мать их София»

  4. Леонардо да Винчи. Мадонна Лита.

  5. Рафаэль. Сикстинская мадонна.

  6. Рафаэль. Мадонна Темпи.

  7. Франческо Граначчи. Мадонна на троне.

  8. М. А.Савицкий. Партизанская мадонна.

  9. Петров-Водкин. Мать.

  10. М.Гурвич. Материнство.

  11. С.Дали. Мадонна Порт Льигате.

  12. Ф.Кирке. Колыбельная людям.

  13. Е.Гордиец. Освещённые солнцем.

  14. Л.Кириллова. Счастье.

  15. Д.Тутуджан. Гори ясно.

  16. В.Васнецов. Богоматерь с младенцем

  17. Можно любые другие, где мать с младенцем.


Ребята к классному часу приносят фотографии, на которых мамы держат их на руках. Эти фотографии тоже помещаются на выставку.